СТОГОВСКИЙ НОВОМУЧЕНИК ИЕРОНИМ

Одним из последних священнослужителей Стоговской церкви являлся иеромонах Иеромонах Иероним, в миру - Киселёв Иван Васильевич, расстрелянный в 1938 г. на Бутовском полигоне за участие "в монархической группировке церковников". По материалам следственного дела именно такое обвинение было ему предъявлено и послужило причиной вынесения смертного приговора.

Иеромонах Иероним (Киселёв Иван Васильевич)По мнению современных историков, число пострадавших за веру в России в XX веке превышает количество принявших мученический венец за первые три с лишним века гонений на христиан во всех странах Запада и Востока, когда были пролиты буквально реки мученической крови, и сравнимо с аналогичными данными за всю историю Христианской Церкви.

В первые годы Советской власти было почти полностью уничтожено священническое сословие. Подверглись различным репрессиям сотни тысяч служителей Церкви и членов их семей. Не представляется возможным достоверно оценить число пострадавших православных мирян, столь оно велико и не определимо. Их имена, как говорится, ведает только один Бог.

В настоящее время причислены к лику святых сотни мучеников и исповедников российских, пострадавших за веру Христову в годину гонений, в сонме которых и семья последнего русского императора Николая II.

В Подмосковье в каждом благочинии имеются месточтимые святые, принявшие мученический венец во время гонений в XX веке.

Иеромонах Иероним (Киселёв Иван Васильевич)

Одним из последних священнослужителей Стоговской церкви являлся иеромонах Иероним, в миру - Киселёв Иван Васильевич, расстрелянный в 1938 г. на Бутовском полигоне за участие "в монархической группировке церковников". По материалам следственного дела именно такое обвинение было ему предъявлено и послужило причиной вынесения смертного приговора.

Каких-либо подробных сведений о жизни и священническом служении стоговского новомученика отыскать не удалось. Главным источником для краткого жизнеописания послужили материалы следственного дела из фондов Государственного архива Российской Федерации, дополненные отрывочными повествованиями свидетелей того времени.

Киселёв Иван Васильевич родился 12 апреля 1868 г. в д. Гусарниково Ростовского уезда Ярославской губернии. Происходил из крестьян. В анкете арестованного значится, что имел "низшее" образование. Очевидно, учился в церковно-приходской школе. На следствии он сказал, что является монахом Старо-Афонского монастыря в Греции. Пострижение в монахи принял в 1911 г. Однако на Афоне пробыл недолго - всего один год или около года и в 1912 г. вернулся в Россию. В анкете также имеется запись, что до 1917 г. он находился в Афонском подворье г. Санкт-Петербурга, а до 1929 г. служил диаконом Успенской церкви с. Захаревка... Последняя запись сделана нечётко (не указана область), поэтому трудно достоверно судить, где эта церковь находилась или находится.

В 1934 г. монах (иеромонах) Иероним посылал письмо в Старый Афонский монастырь с тем, чтобы получить разрешение вернуться туда, однако ответа не получил. Это явствует из протокола допроса. На вопрос следователя: "Почему вы хотели в 1934 г. покинуть пределы Советского Союза?", обвиняемый сообщил вышеназванную причину. Очевидно, что к этому времени письма, посылаемые за границу, проходили тщательный контроль, просматривались и передавались соответствующим органам. Вполне понятно, что следователю было известно содержание названного письма.
 
Когда иеромонах Иероним начал служить в Стоговской церкви Малинниковского с/с Загорского района Московской области, установить очень трудно. По свидетельству Е.И. Лазебной (Ключарёвой), бывшей жительницы погоста Стогово 1927 г.р., монах Иероним служил диаконом Стоговской церкви при настоятеле протоиерее Филарете. Это, видимо, был последний здешний настоятель перед закрытием прихода. Жил о. Иероним в церковной сторожке при кладбище, что отмечено и в материалах следствия. В конце января 1938 г. у него проводился обыск, и он был арестован. Понятым при обыске привлекался родной брат Е.И. Лазебной (Ключарёвой) Владимир Ключарёв. Как сообщила вышеназванная свидетельница, во время ареста был сильный мороз и арестованного увезли на санях двое оперативников, с которыми поехал и её брат.

Е.И. Лазебная хорошо помнит (в то время она была 10-летней девочкой), что монах Иероним спал в печи, отчего его лицо нередко было испачкано сажей. Имел он слабое здоровье, о чём сказано и в материалах следствия. По мнению Лазебной, выглядел он старцем; она предположила, что ему было лет 80, хотя на самом деле его полный возраст составлял 69 лет.

Основное обвинение, выдвинутое в отношении о. Иеронима, - "участие в контрреволюционной монархической группировке, возглавляемой наместником Троице-Сергиевой Лавры архимандритом Кронидом" (ныне как священномученик причислен к лику святых). О том, что обвинение было надуманным и сфабрикованным, что называется, "на скорую руку", говорит, например, такой факт: по делу проходили 11 человек и многие из обвиняемых даже не были знакомы друг с другом. Среди них и священнослужители, и гражданские лица. Объединяло их лишь одно: все они были верующими православными христианами. Некоторые из них собирались тайно на квартирах и проводили Богослужения. В протоколе допроса о. Иероним называет имена лишь шести знакомых ему монахов и гражданских лиц.

В начале допроса он отрицает своё участие в контрреволюционной монархической группировке, но далее, видимо, под давлением следователя (какое это было давление, можно только догадываться), признаёт своё участие в группировке загорских монахов. Протокол допроса занимает четыре неполных рукописных страницы. Наиболее типичные обвинения, которые якобы признаёт о. Иероним, следующие: "распространял клеветнические слухи о плохой жизни в Советском Союзе, о массовых гонениях на религию и духовенство в СССР...", "беседовал с колхозниками и агитировал не работать на безбожников...", "во время выборной компании в Верховный Совет агитировал не голосовать за выставленные кандидатуры".

Следствие проходило в чрезвычайно короткие сроки: было начато 2 февраля 1938 г. и закончено 9 февраля того же месяца и года, и передано на рассмотрение судебной тройки при УНКВД Московской области. Всем одиннадцати арестованным предъявлялось обвинение по ст. 58, п. 10, ч. 1 и п. 11 УК РСФСР. 14 февраля обвиняемым, в числе которых находился и о. Иероним, был вынесен смертный приговор. Выписка из акта Постановления тройки УНКВД МО от 14.02.1938 г. свидетельствует, что в отношении о. Иеронима приговор приведён в исполнение на полигоне в Бутово 17 февраля 1938 г. До вынесения приговора обвиняемые находились в Бутырской тюрьме.

12 апреля 1989 г. прокурором Московской области дано заключение, что Киселёв Иван Васильевич подпадает под действие ст. 1 Указа Президиума Верховного Совета СССР от 16 января 1989 года "О дополнительных мерах по восстановлению справедливости в отношении жертв репрессий, имевших место в период 30-40-х и начала 50-х годов".

Других свидетельств об о. Иерониме пока не найдено. Надеемся, что, может быть, с Божьей помощью удастся отыскать что-либо ещё.

Несомненно, что иеромонах Иероним и священник Михаил Взоров, разделившие крестный путь многих и многих страдальцев за веру, в Царстве Небесном предстоят Престолу Божию в сонме мучеников и исповедников.

Выписка из базы данных: Иероним (Киселев Иван Васильевич)

Если кому-то из читателей известны подробности или какие-либо сведения из жизни названных новомучеников, просим сообщить об этом настоятелю Никольского храма в д.Малинники.

Краткие жизнеописания и документы, приведённые в данной публикации, будут переданы для рассмотрения в Канонизационную комиссию Священного Синода РПЦ.

Публикацию подготовил Владимир ПАНКОВ